Подтвердите ваш email, чтобы активировать аккаунт.
Выбор редакции

Как меценаты изменили Москву: прогулка-знакомство с купеческим наследием столицы

На вторую половину XIX века в России пришёлся расцвет предпринимательства. И если отцы-основатели крупных предприятий положили жизнь на укрепление финансовых мощностей семьи, то их сыновья и внуки, получившие хорошее образование и ни в чём не нуждавшиеся, проявили колоссальный интерес к культуре. Москва не была бы такой, какой мы её знаем, без золотой эпохи русских меценатов. Мы предлагаем прогуляться по меценатской Москве, а в конце прогулки отобедать в стиле купцов-миллионщиков. Текст подготовлен совместно с проектом «Топ топ Москва», создатели которого организуют авторские прогулки по Москве.

1087
«Метрополь»
Фото: «Топ топ Москва»
Ресторан «Савва»
Фото: ennew.restoran.ru
Московская Консерватория
Фото: «Топ топ Москва»
МХТ имени Чехова
Фото: «Топ топ Москва»

Почему была развита благотворительность?

Что дворяне, что простой люд относились к купцам как к неотёсанным толстосумам. Про купцов сочиняли анекдоты, ходили поговорки «Деньгами души не выкупишь», «Грехов много, да и денег вволю». Купеческое сословие безусловно хотело поменять к себе отношение: доказать, что их труд общественно полезен и что купцы достойные представители общества.

А чем могли помочь купцы? Деньгами! К 1900 году только в Москве производилось больше пожертвований, чем в Париже, Берлине и Вене вместе взятых. Меценатами становились целые купеческие семьи. К одной из таких семей принадлежали братья Щукины.

Нашу прогулку мы начнём от дома, в котором жил один из братьев, Сергей Щукин.

«Безумный» коллекционер (Большой Знаменский пер., д. 8, корп. 1)

Тогдашние профессора училища живописи говорили, что из дома Щукина на Знаменском распространяется зараза. Молодые художники выходили оттуда в оцепенении после просмотра картин Сезанна, Ван Гога и Матисса. Не все понимали новое западное искусство, над Щукиным посмеивались, мол, привозит из Европы какую-то мазню. Мазнёй этой был французский импрессионизм, который Щукин показал Москве ещё до того, как это стало мейнстримом.

Фото: «Топ топ Москва»
Сергей Щукин
Сергей Щукин
Фото: wikipedia.org

Щукин хотел, чтобы его дом стал центром культурного притяжения, поэтому он оборудовал второй этаж своего особняка под галерею. У Матисса купец заказал оформление парадной лестницы (так появились панно «Танец» и «Музыка»). Попасть в эту галерею мог любой желающий, раз в неделю Щукин сам проводил экскурсии. Кстати, Щукин был и основным заказчиком Пикассо.

Зал Пикассо в особняке Щукина
Зал Пикассо в особняке Щукина
Фото: pastvu.com
Зал Гогена в особняке Щукина
Зал Гогена в особняке Щукина
Фото: pastvu.com

Благотворительность из-за личной трагедии

Купцы часто открывали именно то заведение, которое откликалось их горю. Трагические события в жизни Щукина стали причиной его широкого благотворительного жеста: на его деньги был создан Психологический институт имени Лидии Щукиной. Жена Сергея Ивановича Лидия не смогла пережить самоубийство их юного сына. В память о ней Щукин выделил деньги на строительство института, попросил дать институту её имя и повесить в залах её портрет. Портреты Лидии и Сергея Щукиных висят там до сих пор.

Строительство ещё одной психиатрической клиники в Москве финансировала богатейшая вдова Варвара Морозова. На этот шаг её сподвигла семейная драма — через три года после свадьбы её муж лишился рассудка и впоследствии скончался. Клинику Варвара назвала его именем — в честь Абрама Морозова.

Отправимся к особняку Варвары Морозовой.

Особняк Варвары Морозовой (ул. Воздвиженка, д. 14)

В доме знаменитой благотворительницы всегда собиралась прогрессивная интеллигенция: Толстой, Суриков, Серов, Чехов. Здесь велись самые свободные разговоры, из-за чего за домом постоянно присматривала полиция. А сама Морозова входила в двадцатку «неблагонадёжных людей Москвы». Именно в этот дом приходили с многочисленными просьбами: кто-то просил Варвару дать денег на школу, кто-то — на больницу, а кто-то — пожертвовать адресно. Большинству Морозова старалась помочь.

Фото: «Топ топ Москва»
Варвара Морозова
Варвара Морозова
Фото: irsepi.ru
Особняк Морозовой в 1980—1990-х годах
Особняк Морозовой в 1980—1990-х годах
Фото: pastvu.com

Картины или больницы?

В вопросах благотворительности женщины скорее были склонны заниматься насущными бытовыми проблемами, нежели сферой искусства. Когда Станиславский искал деньги для создания Художественного театра, он обратился к Морозовой, но та отказала, ссылаясь на то, что считает искусство пустой тратой времени и денег.

Женщины-благотворительницы старались поддержать женщин и детей. На деньги Морозовой открывались женские курсы, родильные приюты, школы с бесплатными учебниками и горячими обедами. А, например, жена богатого фабриканта Агриппина Абрикосова сама родила 22 детей и старалась помочь малообеспеченным женщинам в сложном деле материнства. Абрикосова открыла при фабрике мужа детский сад, а потом гинекологическую лечебницу.

Завещанием Абрикосовой стал большой родильный дом, который построили на Миусском поле уже после её смерти. Изящное модерновое здание сохранилось до наших дней, правда, на смену роддому пришло СОЦЭНЕРГО. Во дворе всё ещё стоит памятник Агриппине Абрикосовой (работы скульптора Александра Костина). Со всех сторон дом обнесён забором, поэтому скульптурой могут любоваться только работники учреждения. Памятник закрыт колпаком из сайдинга, новым хозяевам дома он «не подходит по тематике».

Фото: pastvu.com
Фото: «Топ топ Москва»

К слову, Агриппина Абрикосова была не только благотворительницей, но и меценаткой. Она пожертвовала на обустройство Московской консерватории 100 000 рублей.

Московская Консерватория (ул. Большая Никитская, д. 13)

Роскошное здание Московской Консерватории — дело рук сразу многих московских меценатов. В строительстве участвовали:

  • Гаврила Солодовников. Знаменитый чудак-миллионщик, который питался копеечной вчерашней гречкой в дешёвых трактирах и не давал денег на содержание своих детей, отправил на строительство здания 200 000 рублей.
  • Предприниматели и меценаты братья Морозовы (Иван и Михаил) помогали обставить помещения: они дали деньги на ковры и мебель.
  • Сергей фон Дервиз подарил Консерватории орган. Спустя почти 120 лет орган до сих пор находится в Большом зале и на нём можно разглядеть надпись «Дар С. П. фон Дервиза».
Фото: «Топ топ Москва»
Орган, подаренный фон Дервизом
Орган, подаренный фон Дервизом
Фото: mosconsv.ru
Консерватория в 1910 году
Консерватория в 1910 году
Фото: pastvu.com

Памятник Чайковскому

Прямо напротив Консерватории находится памятник Чайковскому. Жизнь композитора также тесно связана с меценатством. Считается, что вдова богатого железнодорожника Надежда фон Мекк едва ли не первая разглядела в нём настоящего гения от музыки, и с тех пор стала «виновницей его материального благосостояния».

Чтобы не оскорблять композитора деньгами, фон Мекк заказывала у него музыкальные произведения. Это были удивительные отношения: много лет вдова делала всё, чтобы Чайковский ни в чём не нуждался, а только писал и путешествовал. Они состояли в переписке 13 лет, но ни разу за это время не виделись.

Фото: «Топ топ Москва»
Надежда фон Мекк
Надежда фон Мекк
Фото: persons-today.com
МХТ имени Чехова (Камергерский пер., д. 3)

Иногда причиной меценатства становилась любовь, и примером тому стал Художественный театр. Молодой богатый фабрикант Савва Морозов очень любил театральное искусство и артистку Художественного театра Марию Андрееву. Он поверил в идею Общедоступного театра с современным и острым репертуаром и стал главным пайщиком театра.

Именно Морозов дал возможность театру обрести собственное роскошное здание. Меценат пригласил к работе модного архитектора Фёдора Шехтеля, который почёл за честь работать над проектом бесплатно.

Морозов вникал в каждую архитектурную деталь, утверждал инженерные решения и даже ночевал на стройке.

Фото: «Топ топ Москва»
Савва Морозов на стройке театра в 1901 году
Савва Морозов на стройке театра в 1901 году
Фото: pastvu.com
Фото: «Топ топ Москва»

Пока любовница Саввы играла в Художественном, меценат осыпал театр деньгами. Он потратил на поддержку МХТ порядка полумиллиона рублей. Когда Мария Андреева покинула театр, Морозов ушёл вслед за ней. Он больше не поддерживал театр финансово, не участвовал в творческих делах. Менее чем через год Савва Морозов покончил с собой.

Мамонтовская опера (ул. Большая Дмитровка, д. 6)

Если Станиславский занимался развитием драматического театра, то его родственник и ближайший друг, известный богач и меценат Савва Мамонтов вложил много сил и средств в развитие московской оперы. На создание первой частной оперы в Москве он потратил около 3 000 000 рублей. Именно здесь, в этом здании и располагалась та самая опера.

Фото: «Топ топ Москва»

Творческая лаборатория

С появлением Частной оперы, Большой театр перестал быть «оперным монополистом», и ему иногда приходилось конкурировать с Мамонтовым за зрителя. Частная опера была настоящей творческой лабораторией: здесь звучала музыка Чайковского, Рахманинова, Римского-Корсакова, звездой труппы был Шаляпин, оформляли спектакли Врубель, Поленов, Серов, Васнецовы. Мамонтов патронировал художников: Серов, Васнецов, Репин, Коровин, Поленовы могли месяцами жить в его Абрамцевском доме. Он заказывал им полотна и организовывал выставки.

Сегодня здесь находится театр Оперетты, в котором до сих пор сохранился плафон с изображением 12 композиторов (работа Коровина).

Завещание самого скупого купца Москвы

Опера Мамонтова находилась на территории театра Солодовникова, того самого купца-скупердяя, который экономил на всём, но жертвовал огромные суммы на искусство и лечение больных. На деньги Гаврилы Солодовникова город построил клинику кожных и венерических болезней, она существует и по сей день (Большая Пироговская, 4). Тогда поговаривали, что никто из купцов не хотел давать деньги на клинику с такой пикантной направленностью, чтобы имя благодетеля не фигурировало в одном предложении с венерическими заболеваниями. А Солодовникову было всё равно, он лишь попросил не присваивать клинике его имя.

Театр Солодовникова
Театр Солодовникова
Фото: pastvu.com
Гаврила Солодовников
Гаврила Солодовников

Эксцентричного купца высмеивали за скромную одежду и спартанский быт. Каково же было общее удивление, когда открылось его завещание. Порядка 20 000 000 рублей он распорядился отдать на благотворительность. На его деньги должны были появиться женские и профессиональные училища, дома дешёвых квартир для бедных.

Не всё, что он запланировал, успели возвести — помешала революция. Но и сейчас можно увидеть присутствие Солодовникова в Москве: например, посмотреть на Дома дешёвых квартир на улице Гиляровского.

Фото: temples.ru
«Метрополь» (Театральный пр-д, д. 2)

Савву Мамонтова не оставляла мечта объединить все свои детища под одной крышей — создать этакий культурный центр, о котором говорили бы в Москве и за её пределами. И этим центром должен был стать «Метрополь».

Меценат затеял грандиозную стройку. Для проекта здания выбрали тогда ещё не самый популярный стиль — модерн.

Фото: «Топ топ Москва»

Фасады гостиницы украшены 23 мозаичными панно, изготовленными в абрамцевских мастерских. Рассмотрите их хорошенько: среди мозаик найдутся чёрные лебеди, пеликаны, причудливые цветы среди растительных орнаментов. И самые разные воплощения женских образов — центральный лейтмотив модерна. Самое известное панно «Метрополя» — «Принцесса Греза» авторства Михаила Врубеля.

Фото: «Топ топ Москва»
Фото: «Топ топ Москва»

На каких картинах русских классиков спрятались Мамонтовы?

Художественное окружение не могло не сказываться на жизни семьи Саввы Мамонтова. У него было пятеро детей: Сергей, Андрей, Всеволод, Вера, Александра — первые буквы их имён образовывали имя САВВА. Дети Мамонтова не раз попадали на картины будущих легендарных художников.

Сын Андрей стал моделью для изображения Алёши Поповича на картине «Богатыри» Васнецова, Всеволод позировал для «Демона» Врубеля, а Веру изобразил Серов на картине «Девочка с персиками». Кстати, образом Веры вдохновлялся и Васнецов, когда писал «Алёнушку», а Врубель запечатлел дочь Саввы Мамонтова в акварели.

Ресторан «Савва» (в гостинице «Метрополь»)

Эффектно завершить маршрут можно в ресторане «Савва» (Savva) в «Метрополе», который недавно открылся после масштабной реставрации. Ресторан назван в честь основателя и, как мы уже знаем, крупнейшего московского мецената — Саввы Мамонтова. Кстати, другого известного мецената, Савву Морозова, в «Метрополе» тоже не обидели: ему посвящён целый зал в стиле русского модерна.

Стены ресторана помнят все самые модные, дорогие и блистательные вечеринки, начиная с 1905 года! Каждое новогоднее празднество было посвящено какой-то теме, и москвичи с нетерпением ждали, когда эту тему объявят. Сохранились упоминания новогоднего гала-ужина в стиле «Авиационный карнавал», когда под потолком главного зала парил огромный дирижабль.

Текст подготовлен совместно с проектом «Топ топ Москва».

Необычные концерты в Соборе Петра и Павла. 12+
Джаз, средневековая и классическая музыка на органе.
Смотреть расписание

Если вы нашли опечатку или ошибку, выделите фрагмент текста, содержащий её, и нажмите Ctrl+


  Опубликовано ID31658

Комментарии к «Как меценаты изменили Москву: прогулка-знакомство с купеческим наследием столицы»

Рекомендации

Рассылки от KudaGo

Будь в курсе самого интересного в городе
Выберите рассылку:
Нажимая на кнопку "Подписаться", вы соглашаетесь на передачу и обработку предоставленной персональной информации в соответствии с условиями Политики конфиденциальности.