Подтвердите ваш email, чтобы активировать аккаунт.

Сексизм, приправленный испанской страстью: рецензия на фильм «Параллельные матери»

Фильм, где Альмодовар вновь обращается к образу женщины и матери, однако выходит слабо и даже с нотками мизогинии. Многоголосие поднятых тем путает, а драматизм смахивает на испанскую мыльную оперу.

462
Фото: aldianews.com

Сюжет «Параллельных матерей» с одной стороны до банальности прост, с другой — до пошлости запутан. Дженис (Пенелопа Крус) успешная фотографиня. На одном из проектов она знакомится с археологом по имени Артуро (Исраэль Элехальде) и в ходе случайной связи беременеет. Несмотря на то, что у мужчины есть жена, больная раком, Дженис решает оставить ребёнка и воспитывать его в одиночку, однако с Артуро их продолжают связывать деловые отношения по поводу братской могилы, где предположительно похоронен прадед главной героини. В роддоме же Дженис знакомится с Аной (Милена Смит), несовершеннолетней девушкой, которую изнасиловали на вечеринке. Испанки рожают в один день двух девочек, и с этого момента их жизни становятся взаимосвязаны друг с другом навсегда. 

Фильм «Параллельные матери» открывал программу 78-го Венецианского кинофестиваля. Благодаря ему Пенелопа Крус взяла приз за лучшую женскую роль. 

Свой прошлый фильм «Боль и слава» с Антонио Бандерасом в главной роли Альмодовар снимал в автобиографической манере. Лента рассказывает о стареющем режиссёре, который жаждет снимать кино, но не может выйти на съёмочную площадку из-за жутких болей в спине, а параллельно встречает любовь своей молодости — мужчину, который теперь увлекается наркотиками и заражает этим пристрастием самого творца. Во флэшбеках Альмодовар осмысляет тему гомосексуальности и её осознания, а также наделяет святостью образ матери, которую также сыграла Пенелопа Крус. Она видела интересы и увлечения своего сына и продолжала любить и принимать его таким, какой он есть. Претензий к этой картине Альмодовара в своё время тоже было достаточно, однако для красивой финальной точки в карьере было бы идеально. Автобиография о режиссёрском ремесле, творчестве, болезни, о том, что тревожит и о светлом нерушимом образе матери. 

Фото: afisha.ru
Фото: kinonews.ru
Фото: YouTube

После этого Альмодовар внезапно поражает изящностью женского образа в моно-короткометражке «Человеческий голос» с обворожительной Тильдой Суинтон и гениально рассказывает о том, на что способна женщина в отчаянии, одиночестве и горе от предательства любимого человека. И вот неожиданно в «Параллельных материях» Альмодовар лишь разочаровывает и показывает, что снимать о женщинах он разучился. Вполне вероятно, что режиссёр теряет остроту взгляда и тонкость чувств, оттого и выходит, что единственная роль женщины в обществе — это рожать. 

Аборт как будто бы не существует в канве «Параллельных матерей». Однако в случае с линией Аны это хотя бы оправдано другой актуальной повесткой. Мать героини эгоистичная несостоявшаяся актриса, которой внезапно дают хорошую роль, и чтобы замять инцидент с изнасилованием дочери, она практически заставляет девочку рожать нежеланного ребёнка, хотя она даже не знает, носит ли она плод того, кого любила, или же это вечное напоминание о стыде и нанесённой травме после группового изнасилования возлюбленным и его друзьями.

Альмодовар заходит на территорию родительской нелюбви, когда мать думает сначала о себе и своей репутации, карьере, и лишь потом о судьбе ребёнка.

Вопреки всему покалеченная родительскими решениями Ана становится хорошей заботливой матерью, что, конечно, странно, подозрительно и мало увязывается с глубинным посылом этой сюжетной линии.

А вот беременность Дженис и вовсе сплошной абсурд. Она оставляет ребёнка лишь потому, что ей под сорок и она боится, что больше не сможет родить. К тому же Альмодовар зачем-то ужасающим образом связывает этот факт с семейными традициями героини, мол, её бабушка и мать тоже воспитывали детей в одиночку, и она должна (именно должна) продолжить «традиции». Поэтому она бросает Артуро, который несмотря на наличие законного брака в общем-то был не против помогать с ребёнком. И расставание это выглядит настолько фальшивым, что у зрителя возникает вопрос — а зачем? 

Особенно удручает манипуляция режиссёра на теме феминизма. В фильме, где женщина представлена в исключительно сексистском свете, Дженис абсолютно бессмысленно носит футболку с надписью we should all be feminists, а ещё между главными героинями случается необоснованная романтическая связь. И вновь для зрелищности, но не для смысловой нагрузки. В общем, сплошной male gaze, о котором писала Лаура Малви. Зритель глазами режиссёра невольно объективирует не только самих героинь, но и лесбийскую связь, которая сделана для привлекательности и визуального удовольствия. Сюжет она никак не двигает, драматургией никак не подкреплена. Это всего лишь видение мужчины со старыми установками, которые не одобряет современный мир и медиакультура. 

А что же всё-таки с мужчинами в этом фильме? Они, как правило, существуют за кадром.

Единственный герой — это как раз Артуро, к которому по идее должно возникать исключительно отвращение и ничего более. Однако Альмодовар выставляет его чуть ли не святым — он не бросает жену, больную раком, при этом очень любит свою любовницу и хочет помогать ей с ребёнком, а после исцеления жены решает, что больше не может её обманывать и рассказывает об отношениях с Дженис. Даже его отвратительная просьба о генетическом тесте оборачивается для героинь решающим судьбоносным шагом, который всё расставит по своим местам. Артуро этакий благодетель по всем параметрам. К тому же занимается полезным делом — раскопками братской могилы, чтобы дать возможностям ныне живущим родственникам, в том числе и Дженис, похоронить своих прадедов, дедов и отцов по-человечески. 

Тема с захоронениями и гражданской войной 30-х годов, кажется, совсем неуместной в фильме. Может, режиссёр и хотел сказать, что жизнь и смерть всегда идут рядом, рука об руку, и вот беременная женщина, вынашивающая свежую кровь, занимается вопросами памяти и благодарности прошлым поколениям, а параллельно занимается нравоучениями и просвещением для молодых по этому вопросу. Но тогда было бы логично рожать сыновей, а не дочерей, с точки зрения уже заданной авторской интонации. В общем, эта линия совершенно не вписывается в контекст.

Единственное, в чём Альмодовар остался мастером — это безупречный визуальный стиль. Симметрия в кадре, фирменные цвета — тёмно-зелёный, жёлтый, красный, страстная жаркая Испания. Эстетическое удовольствие гарантировано. И то, если на всё остальное закрыть глаза.

Текст — София Маргацкая

Необычные концерты в Соборе Петра и Павла. 12+
Джаз, средневековая и классическая музыка на органе.
Смотреть расписание

Если вы нашли опечатку или ошибку, выделите фрагмент текста, содержащий её, и нажмите Ctrl+


  Опубликовано ID37500

Комментарии к «Сексизм, приправленный испанской страстью: рецензия на фильм «Параллельные матери»

Рекомендации

Рассылки от KudaGo

Будь в курсе самого интересного в городе
Выберите рассылку:
Нажимая на кнопку "Подписаться", вы соглашаетесь на передачу и обработку предоставленной персональной информации в соответствии с условиями Политики конфиденциальности.