Подтвердите ваш email, чтобы активировать аккаунт.

Жизнь, тюрьма или смерть: рецензия на фильм «Событие»

Боди-хоррор и социальная драма в одном флаконе. Один из самых сильных фильмов женского авторского кино за последнее время, который наконец-то добрался до наших кинотеатров.

347
Фото: kinonews.ru

Анна учится на филологическом факультете и мечтает стать писательницей. Однако незадолго до выпускных экзаменов героиня узнаёт о беременности, которая может разрушить все её мечты о карьере и светлом будущем. Более того, аборты во Франции 60-х годов запрещены, поэтому она решается на отчаянный шаг, но оказывается между жизнью, тюрьмой и смертью. 

Для постановки «События» Одри Диван берёт за основу одноимённый роман французской писательницы Анни Эрно, однако не экранизирует его, а лишь опирается на чувства, которые способен вызвать этот текст. Фильм получил «Золотого льва» на 78-м Венецианском фестивале, который прошёл в сентябре 2021 года. 

Всё уже начинается с предчувствия трагедии: девушки собираются на вечеринку, подкалывая бретели бюстгальтера, чтобы быть более привлекательными для парней, которые, кажется, не сильно разбираются в этом и готовы ухаживать за любой девушкой на дискотеке. Анна же просто делает, как все её подруги, не желая уединяться ни с одним из подошедших к ней. Тревога, завёрнутая в обилие крупных планов и тёплые оттенки, уже подступает, как комок слёз к горлу. Взгляды, жесты Анны, которую играет Анамария Вартоломей, трагичны и загадочны. Когда героиня в своём дневнике выведет волнующее «всё ещё ничего» и пойдёт отсчёт от третьей недели, станет ясно, что внутри неё уже всё предопределено. А главное — Анна сама уже знает, что её ждёт. Осталось услышать более компетентное подтверждение, чем предчувствие. 

Фото: vokrug.tv
Фото: rts.ch
Фото: vokrug.tv

Анни Эрно в романе «Событие» называет беременность «реальностью в моём животе». Одри Диван, лишь немного опираясь на текст книги, не позволяет своей героине даже этого. Только молчаливо показать на живот, сказать, что у неё «проблема» и вообще «дело срочное». Всё потому, что для Анны это действительно проблема, требующая срочного решения. Причём проблема не столько моральная, связанная со стыдом, грехом, прерыванием жизни, невозможностью иметь детей. Это проблема юридическая, противозаконная и социальная. Всё потому, что на дворе начало 60-х годов, во Франции запрещены аборты. Занятие сексом с мужчинами для девушек равно страху. Страху забеременеть, страху преступить закон, чтобы избавиться от плода, страху, что врач в конце концов напишет в медкарте «аборт», а не «выкидыш», и жизнь всё равно пойдёт под откос, потому что не ребёнок, так тюрьма. Но для Анны это так или иначе шанс изменить свою судьбу, остаться в университете и сдать выпускной экзамен на филфаке, чтобы стать писательницей, а не домохозяйкой с ребёнком. Вдобавок ко всему у Анны нерушимый образ лучшей студентки и карьеристки, на неё возлагают большие надежды преподаватели. Поэтому даже на вопрос доктора, есть ли у неё жених и были ли интимные отношения, Анна уверенно уходит в отрицание. Нельзя произносить вслух то, что не соответствует твоему образу. Нельзя подтверждать то, что может помешать тебе и твоему будущему. 

Она готова перепробовать всё, лишь бы вырваться из рабочего класса и никогда не быть, как родители. Уколы, горячую спицу, зонд, второй зонд, и всё нелегально, подпольно, рискуя умереть или оказаться в тюрьме. Она одна против целого мира и жестокой системы. Куда бы она не обратилась за помощью — везде от неё отворачиваются. Подруга говорит, что это её проблема, одногруппники не хотят рисковать свободой, хотя знают нужные адреса и номера телефонов, а отец ребёнка волнуется только о том, что подумают его друзья. Но Анна не собирается сдаваться.

Зритель, кажется, впервые видит на экране не девушку, которая страдальчески пытается расстаться с плодом, а героиню, которая на каждый отказ ещё больше идёт вперёд, напролом

На каждое «нет» она находит аргумент, выход и говорит уверенное «да». И не потому, что она ненавистница детей. Просто она чётко понимает, что пока не готова к такому подарку. 

В фильме Кристиана Мунджиу «4 месяца, 3 недели и 2 дня» главная героиня — Габица — тоже хочет сделать аборт, ведь беременность нежелательная. Однако она только и делает, что перекладывает решение проблемы на свою подругу, которая расплачивается с исполнителем телом за аборт, которая выкидывает вышедший плод и которая сама же сожалеет о случившемся в то время, как Габица поедает огромную порцию мяса. Анна всё делает сама, чтобы избавиться от ребёнка: ищет выходы, продаёт свои вещи, чтобы накопить нужную сумму, в одиночку терпит боль и сдерживает крик. Единственный раз, когда Анна будто бы сдаётся и отказывается бороться самостоятельно, конечно же, самый решающий. Она не может перерезать пуповину вышедшего плода и просит о помощи соседку из общежития. Но до самого победного конца Анна сама несёт ответственность за своё решение и за свои чувства. 

Автобиографический текст Анни Эрно выстроен хаотически, с перерывами на монологи о политике и социальном положении женщин во Франции, с рассуждениями о себе. Одри Диван берёт только самое важное, только то, что касается героини, и не отступает от чёткой хронологии в повествовании. Задача была в том, чтобы зритель не просто следил за Анной, а чтобы он сам стал ею. Камера дышит ей в спину, скользит по её коже, заглядывает в тревожные глаза, где хорошая примерная девочка столкнулась сама в себе с дерзостью и решительностью. Ведь только она может постоять за себя, когда одногруппник предлагает переспать с ним, так как ему кажется, что Анна ничем не рискует, поскольку она уже беременна. Только она может постоять за себя, когда соседки в душевой общежития замечают след от уколов эстрадиола (один из докторов выписывает его Анне, говоря, что это вернёт ей месячные, но героиня не знает, что это лишь укрепит плод внутри неё) и обвиняют её в том, что она принесла в общежитие сифилис. Страх быть другой настолько велик, что отсутствие девушки ночью в комнате приравнивается к нарушению негласного порядка, который заключается в том, чтобы не спать с мужчинами. Отличнице не подобает быть дерзкой. Отличнице, которая столкнулась с несправедливостью и ужасом внешнего мира, положено отстаивать себя любыми методами. 

На волне победы на 74-м Каннском фестивале «Титана» Жюлии Дюкурно, где говорится о том, что ребёнок — это чужеродное тело для женщины, камера в «Событии» также документирует боди-хоррор и адские муки. Сцены аборта больно, но необходимо смотреть.

Наравне же с этим камера документирует облегчение. Впервые за все фильмы о прерывании беременности.

Именно это не позволяет назвать картину Одри Диван исключительно социальной драмой. Здесь превалирует рефлексия и внутреннее состояние, а не только высказывание на актуальную тему. 

Свой же текст Анни Эрно писала именно с социально-политическим посылом. И каково же было разочарование, когда в 90-е, годы выпуска романа, его никто не заметил. О «Событии» стали говорить только сейчас, когда феминизм уже охватил весь мир и женщины день за днём продолжают отстаивать свои права в профессиях, политике и неприкосновенности выбора материнства. Райнер Мария Рильке в романе «Записки Мальте Лауридса Бригге» писал следующее: «А женщинам, беременным женщинам, когда они  обнимали невольно тонкими  руками большие свои животы, им печальную прелесть два плода придавали: ребёнок и смерть. И не оттого ли на опустелых лицах медлила густая, почти насыщающая улыбка, что они чувствовали, как созревают оба плода?». Анна решила, что плод смерти должен созреть раньше. Ради жизни, возможно, лучшей.

Текст — София Маргацкая

Необычные концерты в Соборе Петра и Павла. 12+
Джаз, средневековая и классическая музыка на органе.
Концерты в апреле

Если вы нашли опечатку или ошибку, выделите фрагмент текста, содержащий её, и нажмите Ctrl+


  Опубликовано ID37253

Комментарии к «Жизнь, тюрьма или смерть: рецензия на фильм «Событие»

Рекомендации